Главная Адреса Ссылки Отзывы Статьи

КЛЮКВА В РОСКОШНОЙ УПАКОВКЕ

          Хорошо полиграфически исполненный, альбом "Художественная открытка" своим внешним видом производит сугубо положительное впечатление, тем более что около 500 репродукций воспроизведены в цвете. А это в наше сложное время, конечно, большая редкость и весьма дорогостоящее предприятие. Однако разительным контрастом с внешним видом альбома представляется организация изобразительного материала да и текстовая часть издания.
          Прежде всего бросается в глаза вопиющая бессистемность в отборе и расположении материала как в целом, так и внутри каждого из четырех основных разделов альбома. Назвав книгу "Художественная открытка", следовало бы четко уяснить, что же входит в это понятие и какое место данный тип открыток занимает среди иллюстрированных открыток вообще. Помочь в этом могло бы, например, ознакомление с весьма авторитетной статьей М.С.Забоченя и Н.С.Тагрина "Филокартия", помещенной в томе 27 последнего (третьего) издания Большой Советской Энциклопедии (с. 408-409). Вопрос о разных типах открыток там освещен достаточно четко. Однако ни автор-составитель альбома, ни его редакторы, видимо, не знакомы не только с упомянутой статьей, но и с другими источниками, в которых рассматривается этот вопрос. Иначе в тексте нового издания не нашла бы места огорчительная путаница между иллюстрированной, художественной, репродукционной, видовой открытками, не была бы напрочь забыта неиллюстрированная, простая почтовая карточка (открытка), а портретные открытки не сводились бы только к изображениям "деятелей науки и искусства" (с. 11). Ведь, как известно, портретные открытки воспроизводили и воспроизводят также портреты правителей (в том числе представителей царской династии Романовых в дореволюционной России) и портреты военачальников, путешественников, космонавтов, религиозных проповедников и т.д. и т.п.
          Не найдет читатель в этой новой книге даже простого упоминания о том, что в открытке подчас использовались настоящие эстампы, отпечатанные в технике офорта; гравюры на стали, ксило- и линогравюры, литографии и т.п.; что над их созданием работали такие известные мастера, как В.В.Матэ, М.В.Рундальцев, В.Д.Фалилеев, А.П.Остроумова-Лебедева и другие.
          Необоснованно исключены из подборки русских художественных открыток, помещенных в альбоме, репродукции со всех произведений скульптуры, с высокохудожественных памятников архитектуры, а также тоновые (одноцветные) открытки с изображением произведений живописи, никогда не воспроизводившихся в цвете. Из репродукционных открыток помещены, например, произведения таких сравнительно второстепенных художников, как М.Балунин, М.Боскин, К.Клакачева, П.Поляков, однако нет практически ни одного образца открыток с картин многих знаменитых живописцев-классиков, в том числе К.Брюллова, А.Иванова, П.Федотова, В.Верещагина, М.Врубеля, И.Левитана, Вл.Маковского, В.Поленова, Вал.Серова, В.Сурикова, А.Саврасова, И.Шишкина, не говоря уже о произведениях популярных художников-пейзажистов (таких, как К.Крыжицкий, граф В.Муравьев, А.Прокофьев), что явно искажает общую картину издания художественных репродукционных открыток в России.
          Хотя автор-составитель вроде бы и обсуждает "безвкусные, на потребу мещан" созданные открытки, заявляя, что "рынок был наводнен дешевыми поздравительными открытками со слащавыми сюжетами, чаще с фотомонтажом и дорисовками" (с. 12), при составлении иллюстративного ряда она не ограничивается одним-двумя примерами почтовых карточек подобного рода, а явно перебарщивает с их количеством, помещая, например, и такие "шедевры", как открытка под № 58, где на фоне скверно напечатанного морского пейзажа с одной из картин И.Айвазовского в треугольнике помещен фрагмент человеческого лица (большие глаза, нос и рот) и все это снабжено тривиальной надписью "Люби меня, как я люблю тебя". Столь же безвкусны и наивны попытки воспользоваться воспроизведениями постановочных натюрмортов, которые должна как бы отделять один тип дореволюционных открыток от другого (вероятно, чтобы показать "дух времени"). Здесь имеются потухшие и горящие свечи, коробки порошка для чистки зубов, банка из-под какао, прейскурант грампластинок и даже висящий на стене термометр. Однако трудно понять: какое отношение вышеперечисленное имеет к художественной открытке.
          Недостаточно продумано, как в хронологическом, так и в тематическом отношении, размещение открыток внутри разделов и подразделов альбома. Например, на одном развороте помещены почтовые карточки "В память 1-го Всероссийского женского съезда" (1908), "Молодецкая атака казаков в Северной Корее" (1904) и репродукция лубка 1812 г. "Французы голодные крысы в команде у старостихи Василисы". И примеры подобного рода несообразностей можно было бы приводить и приводить. Скажем, сведения об открытках, изданных между февралем и октябрем 1917 г., приведены во вступительной статье к первому "дореволюционному" разделу (с. 16), а репродукция этих открыток, заметно отличающихся от послеоктябрьских, помещены в иной, "советской" части альбома, что явно запутывает читателей.
          Ничего не дают для расширения представлений о художественной открытке и более полутора десятков исписанных оборотных (адресных) сторон почтовых карточек, принадлежащие к тому же совсем иным открыткам, чем те, рядом с которыми они даны в альбоме. А ведь можно было бы репродуцировать здесь и издательские марки, и адресные стороны открыток с рисунками Ю.Анненкова, Л.Бакста, И.Билибина, В.Матэ, Г.Нарбута, С.Чехонина и других видных мастеров.
          Еще более безотрадной и, надо прямо сказать, халтурной выглядит текстовая часть альбома, состоящая из вступительных статей к отдельным разделам, из списка художников открытки 1898-1940 гг., а также из специального списка иллюстраций. Уже чуть ли не в самых первых строчках, посвященных месту и предназначению почтовых карточек (открыток), автор-составитель, игнорируя главную для них функцию одного из средств почтовой связи, явно умаляя информационно-познавательную (документальные открытки), художественно-эстетическую (художественные открытки) и массово-агитационную, в том числе рекламную, их роль, акцентирует внимание на "поздравительной" функции открыток. Но хотелось бы узнать от создателей альбома, на каких это "подходящих поздравительных открытках" (с. 7) встретили они сообщения "о смерти близких". Разве с таким горестным событием поздравляют?!
          Явно ошибается автор-составитель, когда утверждает, что открытки - это "уникальный вид печатного искусства, равный литографии, эстампу, художественной фотографии" (с. 7). На самом деле открытки относятся к одной из отраслей печатной продукции (наряду с плакатами, листовыми репродукциями, произведениями промграфики), тогда как все виды эстампов, в том числе литографии, офорты и иные виды гравюр, относятся к различным разновидностям печатного искусства. Чтобы выяснить это, достаточно было заглянуть в любой полиграфический справочник.
          И подобных фактических ошибок в текстах альбома немало. Так, например, известно, что первые российские почтовые карточки (открытки) были выпущены не в 1871 г. (как утверждается в книге), а в 1872-м, и потому столетний юбилей этого события широко отмечался у нас в 1972 г. Если же верить М.Я.Чапкиной, отмечался, надо полагать, ошибочно!.. Не было в 1830-х гг. в Петербурге литографа Г.Г.Беггрова, а существовали два брата Иван и Карл Петрович Беггровы; искажены инициалы художников Г.П.Кондратенко, Р.Зарриньша, Н.Фешина и др. Издательство Ольги Дьяковой (а не О.Дьякова) действовало не до 1917 г. ( как можно понять из текста - с. 11), а всю первую половину 1920-х гг. (правда, в Берлине). По принципу "слышал звон, да не знает, где он" действует М.Я.Чапкина, когда утверждает, что в вышедших под редакцией автора этих строк двух выпусках альбома "Революция 1905-1907 шодов и изобразительное искусство" (1977-1978) содержатся "подробные сведения об открытках того периода". В действительности же речь может идти о двух комплектах открыток "Из истории русской революционной открытки" (со вступительными заметками), увидевших свет в 1974-1975 гг.
          Что же касается списка художников открытки и списка иллюстраций, содержащихся в альбоме, то здесь фактические ошибки приходится считать буквально сотнями (!) и места для полного их перечисления в рамках данной рецензии просто нет. Отметим лишь некоторые. К примеру, киевский художник Владимир Федорович Кадулин почему-то назван Иваном Семеновичем, а помещенные в альбоме две его пасхальные открытки приписаны выдуманному М.Я.Чапкиной Вайдемару К. (а ведь на самих открытках можно ясно прочесть "Вальдемар К.", т.е. "Владимир К."). Открытка О.Л.Делла-вос Кардовской тоже приписана, хотя и со знаком вопроса, несуществующему художнику - Делич О. Несмотря на то, что известного карикатуриста Каррика звали Валерий Вильямович, М.Я.Чапкина желает его именовать Вильгельмом Вильгельмовичем. Ошибочно указана дата смерти художника Г.К.Лукомского (не 1940-е гг.; а точно 1954 г.!). Художник Ремизов (Ре-Ми) Николай Владимирович (а не Васильевич, как указывает М.Я.Чапкина) не погиб в 1930-х гг. в ГУЛаге, а благополучно скончался в 1975 г. в США. Художник Н.К.Пимоненко, как известно, жил не в Петербурге, а в Киеве, С.В.Герасимов - в Москве. Журнал "Открытка" выходил в 1907 г. не в Петербурге, а в Калуге. Перепутаны сведения о сериях открыток известного тифлисского художника О.И.Шмерлинга "Кавказ" и "Уходящий Тифлис". И т.д. и т.п.
          Увы, но люди, купившие за большие деньги этот альбом, приобретают явно халтурное "изделия" с совершенно недопустимой массой фактических ошибок, подлинную развесистую клюкву.

Рецензия на книгу "Художественная открытка"/ Авт.сост. М.Я.Чапкина. - М.: Галарт, 1993.

В.Шлеев,
кандидат исторических наук, доцент истории искусства

Перепечатано из газеты "Книжное обозрение" - N 41, 11 октября 1994 г.
Выделения жирным шрифтом соответствуют оригиналу.

Главная Адреса Ссылки Отзывы Статьи