Главная Адреса Ссылки Отзывы Статьи

"Открытки - это моя терапия"
Интервью с Михаилом Девяткиным, заслуженным артистом России, актером Театра им. Ленсовета
(перепечатано с WEB-сайта
www.smena.ru)

          Михаил Константинович Девяткин собирает почтовые открытки уже не один десяток лет. Коллекция сложилась огромная. На глазок даже трудно определить, сколько тысяч...
          - Михаил Константинович, с чего начнем?
          -... Вот Тихоокеанская эскадра времени русско-японской войны: "Полтава", "Пересвет", "Ослябя"... Все они здесь, в одном конверте. А вот государь - император Николай Второй. Государя у меня много. Государь после коронации, государь на охоте, государь произносит речь в день начала Первой мировой...
          Еще открытка 1914 года: мать надевает крестик сыну, благословляет: "Иди за Родину!" А это "К. Р." - великий князь и поэт Константин Романов. Он написал пьесу "Царь Иудейский". Пьесу поставили в Эрмитажном театре. Многих актеров пригласили из Александринки. Вот как раз актриса Вердинская. Одну из ролей играл сам великий князь, видите: мизансцена с его участием.
          Когда-то выпускались и такие забавные открытки - "Язык почтовой Марки". Можно переговариваться с адресатом. По предварительной договоренности, конечно. Скажем, в этом месте наклеенная Марка означает: "Я тебя люблю!" И муж не догадывается, в письме речь может идти о какой-нибудь ерунде.
          - А вы сами-то владеете этим языком?
          - Нет.
          - И ни разу в жизни не пользовались?
          - Ни разу!
          - Удивительно, открыткам столько лет, а как они хорошо сохранились!
          - Ну, во-первых, качественно сделаны, а во-вторых, их сохраняли люди, которые к подобным вещам бережно относятся.
          - Михаил Константинович, с чего все-таки началось ваше увлечение?
          - Собирательством меня увлек брат Саша. Начинали с вырезок из газет. Вырезали портреты известных людей, исторических деятелей. Сперва накапливали их в коробках из-под обуви, после систематизировали, составляли тематические альбомы.
          До войны, уже взрослым человеком, я книги собирал.
          В Риге, где мы гастролировали, когда Прибалтика стала советской, мои товарищи артисты на латы покупали какие-то вещи, а я - детективы. Многое потом погибло в блокадном Ленинграде. Тесть работал в пожарной части, нужно, скажем, сахар пожарным выдавать, а кульки из чего делать?.. Ну и... Сами понимаете. Но многое и сохранилось в мамином доме. К сожалению, не открытки. Их тогда скопилось немного - коробка. Но зато какие! Все выпуска 1917 - 1919 годов. Сейчас бы им цены не было.
          Когда я серьезно занялся открытками, познакомился с другими собирателями, коллекционерами. У одного москвича видел обойное полотно, на котором перечислены темы его коллекции. Одна открытка, предположим, известная суриковская "Боярыня Морозова", проходит одновременно по нескольким темам: Москва, Москва дореволюционная, одежда такого-то времени, животный мир, птицы - там же ворона изображена. И что врезалось в память - "Женщина в трудных обстоятельствах"!..
          Сейчас я дружу с коллекционером, он на год младше моего сына, так что я его Костей называю. Он фанатик этого дела. Собирает только художественную открытку, и обязательно имя художника должно быть указано. У Кости - каталог, он о каждом художнике, о каждой картине столько рассказать сможет!
          - У вас есть какие-то излюбленные темы?
          - Мне тоже поначалу советовали: выбери себе тему и развивай ее. Но мне же обязательно надо собрать все!
          Одно время я занимался режиссурой. Режиссеру нужно уметь объяснять образно, нарисовать, так сказать, картинку. А я рисовать совершенно не умею - прямую линию не могу провести. Вот тут и пригодились открытки. Потом начал собирать пейзажи. В другой раз жена предложила: я бы собирала виды городов. С гастролей я открытки коробками привозил!
          Какое-то время мы жили в Либаве, так на чердаке нашел два альбома с открытками царского времени. Облизывался, облизывался, а взять не решился. Потом смотрю: по двору их мальчонка таскает. Значит, никому не нужны! Выпросил...
          Я не считаю себя коллекционером в полном смысле этого слова, я скорее - собиратель. А последние лет десять фактически просто спасаю открытки. Я так для себя это определил. Очень много открыток просто выбрасывается на помойку. Особенно при переездах с квартиры на квартиру. Раньше в печках сжигали, теперь печек почти не осталось. В первую очередь страдают поздравительные. Я и сам в былые годы к каждому празднику по 85 открыток рассылал по всему Советскому Союзу. Родственникам, друзьям-приятелям, бывшим своим студентам. Кто ж это все хранить будет?
          Лет тридцать назад была телепередача об актерских хобби. Мне с моими открытками в ней место уделили. После эфира прямо в театр люди стали открытки приносить.
          Позвонила женщина. Муж у нее умер от рака. Незадолго до смерти он видел передачу и велел жене разыскать меня и отдать открытки. Родственник из Америки писал ему письма не на листах бумаги, а на открытках. Штук пять - одно письмо.
          Когда мне открытки приносят, беру все. Сам хожу по адресам. Люди отдают, говорят: мы же все равно их выкинем.
          - Михаил Константинович, сколько единиц хранения насчитывает ваше собрание?
          - Сколько было десять лет назад, могу сказать точно, 88 тысяч! С тех пор не пересчитывал.
          - У вас поди вся квартира забита открытками!
          - Если бы! Если бы только открытки! Я же еще все юмористические журналы собираю...
          - И жена ничего против не имеет?
          - Жена раз в два-три года встает на дыбы. Но, слава богу, "чистку" не делает. И мирится, понимая, что это неизбежно. Одна моя знакомая, тоже коллекционер открыток, задавала мне этот вопрос и посоветовала сказать жене: "Кто открытки собирает, тот Жене не изменяет!"
          - Ваше увлечение не передалось по наследству?
          - Сын собирал, но железно - только документальную фотографию! А поступил в вуз, женился и к собирательству охладел. Его коллекция у меня так и осталась дома.
          - В жизни вам открытки хоть как-то помогают?
          - Открытки - это моя терапия. Может быть, я потому так долго и живу. Актерская работа очень нервная. А домой придешь - открытки. Они и отдых, и развлечение. Чтобы не 24 часа в сутки одни и те же клетки головного мозга работали.
          (Михаил Константинович взвесил в руках стопку открыток, принесенных мной ему в подарок.)
          - Это дня три надо разбирать. А так как мне спешить уже некуда, то и побольше!
          - А ощутимая польза от коллекции в вашей профессиональной работе имелась?
          - Леонид Сергеевич Вивьен нам в театральном техникуме говорил: "Роль должна быть сделана, как часы. Чем больше камней, тем лучше". Что он подразумевал под камнем? Грани выразительности. В Пушкинском театре, в фойе, вывешено, чтоб не соврать, штук тридцать фотографий Веры Федоровны Комиссаржевской в спектакле "Бой бабочек", и везде она выразительна!
          На третьем курсе, когда мы ставили "На дне", Елизавета Дмитриевна Головина, наш педагог, приносила подборку открыток "Спектакль "На дне" во МХАТе" по мизансценам. Чем не учебное пособие? У меня сейчас, по-моему, собрана вся серия.
          - При работе над ролью, в оформлении спектакля открытки помогали?
          - Игорь Владимиров ставил "Трехгрошовую оперу". Нужно было оформить интерьер публичного дома. Я показал открытку не похабно-сексуальную - голубки, рукопожатие. Сюжет использовали.
          В театральном институте ставили "Дон Кихота". В спектакле есть сцена, где Дон Кихота разыгрывают с персидским посольством. Племяннице рыцаря Печального Образа необходимо мгновенно переодеваться в персидскую принцессу и наоборот. Я нашел открытку: восточная женщина в чадре, прикрывающей пол-лица.
          Так и решили костюм: откинула чадру - племянница в платке, накинула - персиянка.
          Или еще. Есть открытки с шаржами карикатуриста Антоновского на Дмитрия Шостаковича на концерте: Шостакович играет, Шостакович кланяется, Шостакович уходит со сцены. Уходит он на несгибающихся ногах, руки по швам. Я перенес его походку на роль абхазца, так он ходит в зале суда.
          - Дмитрий Дмитриевич знал? Не представился случай рассказать ему?
          - Нет. Мало того, редакторы мне запретили где-либо упоминать об этом.
          - Михаил Константинович, чему-то еще вы посвящаете свой досуг?
          - Хожу в театры. Другого досуга не имею. Я даже не знаю, чем еще, кроме коллекционирования, можно увлечься. Спортом? Я не люблю соревнования - ни в спорте, ни в театре. Мне всегда жалко проигравших.

Беседовал Владимир ЖЕЛТОВ

Главная Адреса Ссылки Отзывы Статьи